По горячим дорогам Афгана

Афганистан болит в душе ребят,
Вернувшихся с далекого похода. 
Друзья на них погибшие глядят
Из восемьдесят памятного года. 

Болит в сердцах он тысяч матерей. 
Упавшая слеза на камне стынет. 
На необъятной Родине моей
Ждут сыновей погибших на чужбине.

И ждать их не устанут никогда, 
В неведомые вглядываясь, дали, 
Дома, поселки, села, города
Которые на службу провожали. 

Афганистан в истории страны 
Тяжелая, кровавая страница 
Солдатам, возвратившимся с войны
И матерям погибших будет сниться.

Афганский ветер

Моим землякам. Выпускникам нашей родной школы
Дрожжину Сергею и Виденкину Александру,
погибшим в 1984 году при выполнении
воинского долга в Афганистане, посвящается…

Шахтерская память тверда как порода.
Забвением в ней не исчезнут вдали
Те слезы и боль трудового народа
От горького ветра афганской земли…

Казалось, что степь взвыла с шахтою вместе,
И матери в приступах встретят восход…
Восточный Донбасс принимал «грузом 200»
Сергея и Сашу в тот памятный год.

Я помню. Как в школе «линейка» рыдала
В момент оглушающей всех тишины,
Как сразу зловеще-мистическим стало
Название горной далекой страны.

Афган… Ты игры политической «луза».
Куда вколотить каждый грезит свой шар,
И вот разгорелся в «подбрюшье» Союза,
Начавшийся штурмом Тадж-Бека, пожар.

И пела ребятам в «учебках» гитара,
Готовя к «знакомству» вчерашних детей
С отборным зверьем лагерей пешаварв,
И «змеями» их караванных путей.

В далеких горах «припекало» неслабо…
Крадущейся смерти неведом «Харам!»,
Скользящей под чёрною тенью хиджаба
За Сашкой в шиндант, и к Сереге в Баграм.

Она приходила со снайперской мушки,
Застыв обелисками в тысячах лиц,
Со «стигеров», бьющих родные «вертушки»,
И сквозь «решето» пакистанских границ.

Серега… Район Чихары под Кабулом,
Когда ещё в мыслях так свеж Исталиф…
Он вытек из жизни слезами по скулам,
До «дембеля» месяц всего не дожив.

А вскоре и Саня, «фунт лиха» отведав,
Вернувшийся после ранения в строй,
Попав в кишлаке под огонь моджахедов,
Не смог уже справиться с раной второй.

Как будто повинно укрывшись туманом
От их, не по возрасту вырванных душ,
Плыл, тихо прощаясь, под «Черным тюльпаном»,
Белеющий горной грядой Гиндукуш.

Они шли с присягой под флаг кумачовый,
Но только в мир детства и первой любви,
В родительский дом, в наш родной Тополевый
Вернулись закрытыми в цинк «шурави».

Казалось, какие же взрослые дяди
Из рамок портретов смотрели на нас,
Когда на тот год в наших школьных  тетрадях
Пестрел на обложках ещё «3-й класс»…

И восьмидесятый год снится мне тоже,
Сентябрь на радость был всем матерям,
Как класс выпускной вместе с дядей Сережей
Вел нас, первоклашек, к тем школьным дверям…

А пальцы на струнах сомкнутся с ладами,
И время свои не отпустит бразды,
Тех «дядей» для нас превращая с годами
В мальчишек под орденом «Красной Звезды»…

Уже тридцать лет той войны эпопею
Страницами книг изучает весь мир,
А в школе родной в день рождения Сергея
Традицией стал баскетбольный турнир.

И вновь, средь полей, всего в двух километрах.
Растаявшей льдинкой блеснув в лепестках,
Как будто под вздохом афганского ветра,
Заплачут весною цветы на венках…  

                                                       Николай Манов, 09.11.2019 г.


Rambler Yandex
Google Mail